July 31st, 2021

Врачебная тайна? Не, не слышали.

ТАЗЗ сообщает:

МОСКВА, 31 июля. /ТАСС/. Министерство здравоохранения РФ сможет автоматически отправлять в МВД справки, необходимые для получения и продления водительских прав. Об этом сообщает в субботу газета "Коммерсантъ" со ссылкой на доработанный МВД совместно с Минздравом проект поправок к закону "О безопасности дорожного движения".

Медицинские организации при выявлении противопоказанных для вождения болезней будут передавать электронные сообщения об этом через Единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ) в ГИБДД, и действие водительских прав автоматически приостановится, а управление автомобилем будет наказываться по статье 12.7 КоАП штрафом от 5 до 15 тыс. рублей.


Вертухаи в халатах окончательно сливаются в экстазе с вертухаями в картузах до степени полной неразличимости.
Вспоминать о законности и каких-то этических нормах уже как-то неприлично.

451 градус по Фаренгейту

Все-таки Бредбери был гениален. Очень хорошо описал происходящую со временем инверсию понятий, которые в данный момент кажутся очевидными и незыблемыми.
Например, в "451 градус по Фаренгейту" описана инверсия профессии пожарного:

Жечь было наслаждением. Какое-то особое наслаждение видеть, как огонь пожирает вещи, как они чернеют и меняются. Медный наконечник брандспойта зажат в кулаках, громадный питон изрыгает на мир ядовитую струю керосина, кровь стучит в висках, а руки кажутся руками диковинного дирижера, исполняющего симфонию огня и разрушения, превращая в пепел изорванные, обуглившиеся страницы истории. Символический шлем, украшенный цифрой 451, низко надвинут на лоб; глаза сверкают оранжевым пламенем при мысли о том, что должно сейчас произойти: он нажимает воспламенитель – и огонь жадно бросается на дом, окрашивая вечернее небо в багрово-желто-черные тона. Он шагает в рое огненно-красных светляков, и больше всего ему хочется сделать сейчас то, чем он так часто забавлялся в детстве, – сунуть в огонь прутик с леденцом, пока книги, как голуби, шелестя крыльями-страницами, умирают на крыльце и на лужайке перед домом; они взлетают в огненном вихре, и черный от копоти ветер уносит их прочь.

Жесткая улыбка застыла на лице Монтэга, улыбка-гримаса, которая появляется на губах у человека, когда его вдруг опалит огнем и он стремительно отпрянет назад от его жаркого прикосновения.

Он знал, что, вернувшись в пожарное депо, он, менестрель огня, взглянув в зеркало, дружески подмигнет своему обожженному, измазанному сажей лицу. И позже в темноте, уже засыпая, он все еще будет чувствовать на губах застывшую судорожную улыбку. Она никогда не покидала его лица, никогда, сколько он себя помнит.

-------

- Правда ли, что когда-то, давно, пожарники тушили пожары, а не разжигали их?
- Нет. Дома всегда были несгораемыми. Поверьте моему слову.
- Странно. Я слыхала, что было время, когда дома загорались сами собой, от какой-нибудь неосторожности. И тогда пожарные были нужны, чтобы тушить огонь.


Для всех было очевидно, что пожарники испокон века существуют для того, чтобы сжигать дома инакомыслящих.
Вот и сейчас на наших глазах происходит трансформация медицины в карательную структуру.


Докторасы стремительно сливаются в экстазе с вертухаями и становятся с ними неразличимы
Видимо, лет через сто диссиденты тайком будут рассказывать обалдевшим неофитам о том, что когда-то давно докторасы лечили людей, а не были карателями.
И эти слова будут восприниматься как сказка и 100% выдумка.